Распятые птицы кружатся в моей слепоте.
Года 3 назад, заболев аниме и мангой, я начал писать книгу с присутствием японской тематики. Написал около ста страниц формата а4 в ворде (для меня это рекорд), но так и не закончил. Перечитал и понял, что это никуда не годится. Переделал - вышло нечто аналогичное. В итоге пришел к тому, что следует начать с чистого листа, что я, собственно, и сделал. Прошло много времени, книга так и осталась чуть начатой валяться в недрах компьютера. И вот на днях под влиянием аниме и ностальгии я снова вернулся к мыслям о ней, стоит ли дальше вообще ее писать, более детально продумал сюжет, перечитал. Кину-ка я сюда отрывок, авось кто прочтет.
""Над темным лесом сгущался туман, что-то явно предвещало беду. Стаи ворон встревожено щекотали крыльями ночную пелену тяжелых облаков, осенняя листва на деревьях слишком шумно шелестела, будто не давая ходу в этот лес.
Немного погодя, выяснилось, что прямо посреди леса, на одинокой опушке расположился тайный подвал, который находился прямо под землей. Вероятно, там было много, очень много ходов. А вороны, в свою очередь, еще более встревожились, почуяв приближение чужаков на их территорию. Из подземелья на птичьи крики вышел полноватый неуклюжий человек. Он раздраженно посмотрел вверх, устремив взгляд на птиц, и принялся ждать.
- Нет, подождите. Они не представляют угрозы, - буркнул человек, принюхиваясь к приближающемуся запаху.
- Не морочь голову, освободи вход, - ответил ему тяжелый хриплый голос, который четко и внятно исходил из подземелья. Мужчина послушно взмахнул рукой, тем самым, вероятно, освобождая вход.
Прибыли люди. Два человека в черных одеждах, так что лиц было не разглядеть. Они сухим кивком поприветствовали охранника и весьма необычным способом очутились в подземелье, будто растворившись в воздухе, подобно призраку.
Взору представлялся огромный темный зал, стены которого озвучивали любой вздох и отвечали эхом на звонкие шаги людей. Он был настолько темным и холодным, что не было видно практически ничего, и возникало ощущение, что здесь самый страшный могильный холод. Лишь тонкий луч тусклого света из «потолка» сходил прямиком на человека, восседавшего посередине комнаты. То была горбатая фигура, к которой подключены провода и каналы, лишь его глаза изредка поблескивали ядовито-зеленым светом в пронзительной темноте помещения. А хриплое дыхание наводило особенный, ни с чем несравнимый ужас.
Люди направились на встречу к этому существу. Совершенно бесстрашно и спокойно они приближались к нему, прекрасно ориентируясь в темноте. Вероятно, они давно были знакомы с этим существом. Предстоял разговор, видимо, поэтому оно решило откашляться.
- Зачем пожаловали? Есть новости? – холодно произнесло существо. Его голос был более человеческий, но все же казался неестественным. Тихий, тяжелый, будто могильный.
- Да, плохие новости, Такури-сама, - ответил мужской голос одного из двух странников.
- Что ж, излагайте.
Наступила пауза. Казалось, что проходила вечность. В воздухе повисла гробовая тишина, как и подобает атмосфере этого мрачного подземелья. И лишь тревожное дыхание временами касалось бесконечности всего пространства.
- Чего вы ждете? Я сказал – излагайте! – не выдержал Такури и тьму пронзил резкий свет его глаз. Он приблизил голову к своим гостям. Каким образом он это сделал – тайна, но теперь можно было разглядеть его лицо во всей красе. Худощавое, бледное лицо сплошь покрывали морщины, на щеке оставил свой след старый шрам, брови отсутствовали вовсе, зато черты лица говорили о том, что когда-то этот человек был очень красив. Ровный овал лица, совершенный, будто отточенный прямой нос, который сейчас немного расплылся и покрылся морщинами на переносице, узкие тонкие губы, опускающие в изящество прошлых столетий. На глаза опускались длинные пряди седых волос, в которых еще просвечивали черные. К шее подключены различные трубки и провода, по некоторым из них в тело Такури пробиралась зеленая жидкость, под цвет его глаз. Но вот шея была нечеловечески длинная. Общее впечатление от этого человека оставалось не из приятных, будто его уже нет в живых давно или он смертельно болен. Но ледяное спокойствие и неподвижность, казалось, убаюкивали и внедряли чувство защищенности.""

@темы: писанина в особокрупных масштабах